назад
главная \ Петиции \ ↓
Исторический ликбез. ИСТОРИЯ МОСКОВСКОГО ВОДОПРОВОДА. Часть 1.

Известно, что практически до конца XVIII столетия в Москве, равно как во всей Российской империи, водопровода не было. Москвичи обходились классическим способом добычи воды: они брали воду из Москвы-реки, и других более мелких городских рек, многие из которых сегодня текут по подземным трубам - Пресни, Неглинки, Серебрянки, перегораживали речки запрудами и выкапывали пруды — к началу XVIII века в Москве насчитывалось около 800 прудов. В качестве питьевой воды горожане использовали колодезную, или «студеную», воду. Известно, что колодцев в городе было немало — порядка 5 тысяч. Они стояли при каждом доме, хозяйстве или ремесленной слободе и поили самый разный люд. 
В допетровской Руси существовали и небольшие внутри-кремлевские водопроводы, которые питали царские палаты.

В древнерусских кремлях обязательно устраивали тайный колодец или подземный ход к ближайшему водоему — такой туннель к Москве-реке обнаружили в 1909 году в Новодевичьем монастыре. Нередко в основании крепостной стены делали особые «водяные ворота» — небольшие выходы к воде («водяными», к примеру, были ворота Китай-города, а также Москворецкие и Космодамианские). В первые столетия существования Кремля воду брали из реки Москвы через Боровицкие ворота, которые были и древнейшим выходом из Кремля, и ближайшими воротами к реке. В случае осады полагались на колодцы, устроенные в Тайницкой башне (отсюда и ее название), Арсенальной и Водовзводной (Свибловой). Последнюю и возвели как раз для того, чтобы подавать воду в царские покои и сады. Так, на территории Кремля возникли первые небольшие водопроводы.

Однако, Москва росла, и москвичей все прибывало. С основанием Санкт-Петербурга большая часть знати со своей челядью, военных, приказных людей центральных учреждений, посадских людей и казенных ремесленников переехали в новую столицу; тем не менее, в Москве в конце XVIII столетия постоянно проживало порядка двухсот тысяч человек. Точное количество населения подсчитать не представлялось возможным, поскольку в Москву, экономический и торговый центр государства, на заработки съезжались сезонные рабочие из числа приписанных крестьян и торговцы.

Увеличение населения вело к ухудшению состояния окружающей среды. Вода в прудах становилась грязнее. В городе не было канализации, нечистоты вывозили золотари, но многие жители тайно сливали отходы в «поганые» пруды и речки. Такими, Погаными, до очистки в 1703 году были Чистые пруды. В то время на всю Москву осталось лишь три колодца с годной для питья водой — Андроньевский, Трехгорный и Преображенский. За драгоценную влагу приходилось выкладывать немалые деньги, да еще оплачивать услуги водовозов и водоносов.

Во второй половине XVIII века санитарные условия в городе с многотысячным населением стали уже просто опасными. Москву поражали частые вспышки дизентерии, холеры и других инфекционных заболеваний. Последней каплей стала эпидемия чумы в Москве, которая вспыхнула в ноябре 1770 года и бушевала в течение всего следующего года. Во время чумы 1771 г. вымерли жители в 3 тыс. дворов, которые пришлось сжечь, что составило порядка 57 тысяч человек, или более четверти всего населения города. 
Эпидемия чумы 1771 года, кстати, последняя крупная в истории Европы, дала толчок народному бунту, известному как «чумной бунт» 1771 года, что заставило правительство принять два важных акта. 17 ноября 1771 года был издан указ «О мерах к прекращению эпидемий и устройству кладбищ», которое запрещало «отныне во всех городах» погребения при церквах и учреждало городские кладбища. 
28 июня 1779 года Екатерина II подписала указ о строительстве московского водопровода.